flamenco.ru
flamenco.ru
flamenco.ru

Гитара фламенко

автор: © Flamenco.ru
обновлено: 15.07.2010

Vicente Amigo
Vicente Amigo, photo: © José Díaz Tienda
Родина гитары – Испания. Начиная со времен зарождения гитарной музыки испанцы отличалась традиционным пристрастием к гитаре, называя ее королевой инструментов. Виртуозное владение гитарой является их национальной чертой. Если в истории классической гитары были периоды подъема и упадка, то в народной музыке гитару не забывали никогда. На юге Испании, в Андалузии, даже есть народная пословица: “Кто говорит о гитаре, говорит об Андалузии”.

“Апполон страстно влюбился в Дафну. Однажды он задушил ее в своих объятиях, и Дафна превратилась в лавровое дерево. Из этого священного дерева и была сделана первая гитара. Мне нравится считать ее дочерью Апполона, ведь она дитя солнца”. (Андрес Сеговия)

Уже в XIII веке гитара была широко известна в Испании, став народным инструментом и применяясь как для сольной игры, так и для аккомпанемента пению и танцам.

“Гитара – широко применяемый инструмент у французов и итальянцев, но особенно у испанцев, которые пользуются ею так безудержно, как никакая другая нация”. (Пьер Трише, 1640 год)

В музыке фламенко объединение кантаора и токаора произошло не раньше начала XIX века. Путешественники XIX века удивлялись удивительной свободе и непринужденности простых людей Испании, когда дело касалось песен и танцев. На вечеринке, на улице или на площади, стоило у кого-нибудь в руках оказаться гитаре, как вокруг тотчас же собирался народ, готовый петь и танцевать. Гуляя по городу, всегда можно было встретить какого-нибудь гитариста, окруженного танцующими людьми.

“Вот идет старик нищий, садится на лавку перед постоялым двором, настраивает свою гитару и принимается небрежно бренчать по струнам. Проходящая мимо служанка с кувшином на голове, услышав звуки гитары, сперва ступает размеренно в такт напева, затем начинает подпрыгивать, и, наконец, когда она поравнялась со слепым, она уже пляшет вовсю, поставив на землю кувшин с водой. Погонщик мулов, пересекавший вдали двор, неся вьючное седло, также отложил свою ношу и в свою очередь принялся плясать. Таким образом, меньше чем через полчаса вокруг слепого гитариста танцевало 12 испанцев. Им было мало дела до окружающих, ни проблеска галантности, каждый танцевал для собственного удовольствия”. (Стендаль, начало XIX века)

Nino de la Manola
Niño de la Manola, photo: © Ateneo de Córdoba
Магия фламенко – в триединстве гитары, песни и танца. Гитара здесь не просто аккомпаниатор, а творец необходимой певцу атмосферы вдохновения. Гитарист должен быть не просто аккомпаниатором, а мастером импровизации. От вдохновения гитариста-творца, от его игры, зависит успех.

Почему именно гитара является главным инструментом во фламенко?

Представим себе песню канте хондо, исполненную на пианино. Невозможно, потому что звуки нот пианино неизменные, определенные, можно варьировать только их громкость, но не высоту тона и не их окраску. На гитаре каждую ноту можно извлечь по-разному, ноты не неизменны, они как будто рождаются под руками гитариста, он создает их, каждая следующая нота звучит не так, как предыдущая. Гитара в этом близка к человеческому голосу, она может говорить, петь, кричать… Она заставляет нас по-разному воспринимать одно и то же.

Гитара звучит,
гитара говорит,
когда твоя жизнь пуста,
послушай гитару.

Искусство гитариста ценится высоко, и если импровизация захватывает слушателей, его просят отделиться от других музыкантов и сесть ближе – так выражается высочайшее уважение. Несмотря на то, что большинство токаоров фламенко не обладают музыкальной грамотностью и не знают нот, благодаря природной музыкальности и великолепной музыкальной памяти они создают импровизации, порой затмевающие заранее подготовленную игру “классиков”.

Первыми гитаристами фламенко, о которых известно, были Эль Планета и Эль Пейнеро. Они, а затем их ученики и последователи, такие как Эль Мурсиано (El Murciano) закладывали основу стиля и остались в истории как творцы музыки и блестящие артисты.

ЭЛЬ МУРСИАНО (1795-1848)

Про него говорили, что это музыкант с воображением, полным огня и неисчерпаемого, всегда живого и свежего вдохновения.

Глинка, приехавший в Испанию, чтобы изучить народные напевы, много общался с Мурсиано и слушал его игру. Он хотел записать его произведения, но в конце концов отчаялся, так как каждый раз, когда он просил Мурсиано повторить какую-нибудь фразу, тот всегда играл ее по-разному. Его способность творить музыку и импровизировать была так велика, что он сам не мог ни на минуту задержать свои творения. Вполне возможно, что именно благодаря Мурсиано родилась виртуозность в игре фламенко.

- – - – -

Другими блестящими гитаристами той эпохи были Патиньо (Patiño) из Кадиса, Антонио Перес (Antonio Perez) и Пако эль Барберо (Paco el Barbero) из Севильи. Все они были создателями собственных школ игры в стиле фламенко, а Пако эль Барберо был первым токаором, ставшим давать концерты.

Современником этих гитаристов, но моложе их по возрасту, был Пако Лусена (Paco Lucena, 1855-1930), который помимо замечательного аккомпаниатора был превосходным солистом и создателем фальсетас.

За этими первыми гениями гитары фламенко середины XIX века последовали Эль Абичуэла де Кадис (El Habichuela de Cadiz) из Кадиса, Хавьер Молина (Javier Molina) из Хереса и дон Рамон Монтойа (don Ramon Montoya) из Мадрида. Игра этих трех токаоров запечатлена на пластинках, и они все аккомпанировали великому кантаору Антонио Чакону. Их мастерство расширило горизонты игры на гитаре фламенко, благодаря им наступает ее расцвет. Когда фламенко было вынесено на эстраду, со своими концертами больше всего прославился дон Рамон Монтойа. Этому цыганскому токаору приставка “дон” была присвоена в знак особого признания его музыкальных заслуг. Выступая как солист, он внес в игру фламенко новые ритмы и гармонии, разнообразие технических приемов.

К следующему поколению гитаристов принадлежал Маноло де Уэльва (Manolo de Huelva).

МАНОЛО ДЕ УЭЛЬВА (1892-1976)

Manolo de Huelva Он родился в шахтерском городке Рио дель Тинте, близ Уэльвы, под именем Мануэль Гомес и, как и многие другие андалузские певцы и гитаристы, получил имя от названия родного города. О его игре с восхищением отзывался Андрес Сеговия:

“Манера исполнения Маноло де Уэльва была предельно проста – это было подлинное фламенко. Именно так и должно звучать то, что является фольклором. Он никогда не стремился демонстрировать свою технику. Его исполнение было правдивым и выразительным. Он был талантливым последователем Пако Лусены. Да, Маноло де Уэльва был лучшим гитаристом моей юности”.

- – - – -

Другими талантливыми гитаристами того времени были Луис Молина (Luis Molina), Мигель Борруль (Miguel Borrull), Персио эль де Лунар (Perico el de Lunar), Маноло де Бадахос (Manolo de Badajóz), Луис Янсе (Luis Yance), Луис Маравилья (Luis Maravilla), Бонет (Bonet), Куррито де ла Херома (Currito de la Jeroma), Эстебан де Санлукар (Esteban de Sanlucar), а также Сабикас (Sabicas) и Ниньо Рикардо (Niño Ricardo), благодаря концертам которых фламенко окончательно перешагнуло границы Испании и стало приобретать мировую известность.

В начале XX века, когда фламенко переживало кризис, Андрес Сеговия говорил, что “современные гитаристы фламенко отошли от идеалов прошлого, когда это благородное искусство ценилось за глубину и простоту выражения. Сегодня гитаристы более театральны, стремятся ослепить публику своей техникой. Результаты, достигаемые ими не соответствуют моему вкусу… К счастью, есть еще артисты, сохраняющие и обогащающие благородные традиции нашего богатейшего фольклора. Это, например, дон Антонио Майрена – известный певец. Что же касается народной гитары, то ее искусство еще чудом сохранилось, воскресая под пальцами талантливых исполнителей, которые хранят его как святую реликвию. Среди них назову моего друга Пако Монтеса. Его чистое и выразительное исполнение достойно таких мастеров, как Пако Лусена и маэстро Патиньо”.

После деятельности этих токаоров, родившихся в конце прошлого века и в начале нынешнего, мастерство игры на гитаре постоянно росло, достигнув своей вершины и очень далеко уйдя от простых форм Эль Планета и Эль Пейнеро начала XIX века. Восхищает музыкальное богатство гитары фламенко, которым владеют гитаристы современности, такие как Висенте Амиго (Vicente Amigo), Серранито (Serranito), Пако де Лусия (Paco de Lucía) – самый универсальный гитарист фламенко всех времен; Маноло Санлукар (Manolo Sanlucar), Пако Сеперо (Paco Cepero), Андрес Батиста (Andrés Batista), Томатито (Tomatito), Рафаель Рикьени (Rafael Riquieni) и многие другие. Унаследовав музыкальное богатство фламенко от своих предшественников, сохранив первоначальную и древнейшую основу этой музыки, эти токаоры открыли дорогу для будущих поколений гитаристов фламенко.